Вселенская мысль преп. Иоанна Лествичника: Жизнь – это либо шаг вверх, либо шаг вниз

Смерть за нами идет по пятам, «как сумасшедший с бритвою в руке», – писал Арсений Тарковский. Для нас наступит наш личный конец света – частный Страшный суд…

Кто-то утром, проснувшись в постели,
Поймет, что болен неизлечимо.
Кто-то, выйдя из дома,
Попадет под машину.
Следи за собой.
Будь осторожен.

Виктор Цой

У сорокасемилетнего мужчины отрывается тромб, и он мгновенно умирает. Сердце у него не болело. Он казался абсолютно здоровым. Директор крупной строительной фирмы приезжает на стройплощадку. Обрывается трос крана, на него падает бетонная плита. Цветущий регион страны, самый многочисленный и богатый. Война. И он превращается в руину…

К сожалению, мы часто живем по принципу: с нами НИКОГДА-НИКОГДА-НИКОГДА такого не случится. Наш уютный земной мирок, «норка хоббита», – вечен.

Это неправда. С нами тоже такое произойдет. И уютной квартирке с санузлом, газовым котлом, мягким диваном, интернетом и огромной «плазмой» суждено быть разрушенной. Ибо все в мире тленно. И сами мы наполовину (на телесно-материальную половину) тоже тленны.

Смерть за нами идет по пятам, «как сумасшедший с бритвою в руке», – писал Арсений Тарковский. Для нас наступит наш личный конец света – частный Страшный суд.

Об этом помнить нужно всегда. Это то, что называли святые отцы «память о смерти». Святитель Игнатий Брянчанинов писал, что ни одну мысль так не восхищает диавол, как мысль о смерти. Потому что, как ни странно, она помогает строить свою жизнь правильно.

Святые отцы говорят, что в идеале человек должен жить каждый день, как последний. Тогда он будет жить свято. Мы же сами для себя земной «пылью из-под копыт» отодвигаем эту мысль, убегая от нее.

Но нужно, наоборот, приближаться к ней. И правильные вопросы задавать: «Что я скажу Христу на суде?», «С чем я предстану пред Ним – совершенно одинокий и прозрачный?» Ведь од Бога не скроется ни одна моя мысль, ни одно чувство, ни один поступок.

Вселенская идея преподобного Иоанна Лествичника воистину сделала для человечества огромнейшее дело, сравнимое, пожалуй, с творчеством великих каппадокийцев или святителя Григория Паламы с его учением о Божественных энергиях. Преподобный Иоанн Синайский с Божьей помощью дал нам модель правильного жития, причем как в вербальной форме, так и в иконографически геометрической (вспомним знаменитую икону «Лествица»).

Святой Иоанн сказал нам о том, что по примеру лестницы на самом деле жизнь человеческая – это вертикаль. Не диванно-разнеженная горизонталь. Но суровая каждодневная вертикаль. Либо вверх, либо вниз. И так каждую секунду. Выбор между добром и злом. Уступить место женщине в маршрутке или равнодушно отвернутся к окну; открыть рот в ссоре с мужем и высказать ему ВСЕ или промолчать и уйти в другую комнату от греха подальше, пока не остынешь; подать нищему или пройти мимо, оправдав себя десятками мыслей; встать в воскресенье утром и заставить пойти себя на церковную службу или заварить себе кофе, сделать бутерброд и включить любимый сериал.

Жизнь – это лестница. И каждый день, каждую секунду либо восхождение вверх, либо сползание вниз.

Именно потому Господь наш Иисус Христос столько раз повторял в Евангелии о том, что нужно быть бдительным. В первую очередь по отношению к себе. Время, пожалуй, единственная переменная в нашем мире, над которой человек не властен. «Сколько у меня было упущенных мгновений? Сколько добра я не сделал? Сколько зла совершил?»

Однажды встретился с одним дедушкой. Он мне сказал потрясающие слова: «Жил. Учился, служил в армии, женился, работал. Все прошло, как сон. И теперь, думаю, было ли это вообще со мной?»

В конце концов, я останусь наедине с моим Богом. Что тогда будет? Что я Ему скажу? Было ли у меня восхождение по лествице? Падения, вставания, скатывания вниз на две-три, десять ступеней, но потом снова трудный подъем с покаянием и со слезами.

Будем, дорогие братья и сестры, анализировать жизни и смерти людей. Особенно жития святых. Несмотря на все скорби, они имели ту радость, которую никто у них не мог отнять – радость жизни во Христе.

И эта радость упраздняет смерть. Она разрушает ее. Именно из этого упования вырастают слова иеромонаха Василия, убиенного в Оптиной пустыни на Пасху, о том, что для православного христианина смерть – это добрый друг, соединяющий его со Христом. 

И отсюда всенепременное восклицание преподобного Серафима Саровского «Радость моя! Христос Воскресе!» при встрече с каждым человеком. Почему так? Святой Серафим УЖЕ жил в Воскресении. Для него Пасха не заканчивалась. И в этом огромнейшая победа над смертью, диаволом и грехом.

А человек, который воздвиг себе идолов из машин, квартир и прочего, обрекает себя на глубокое несчастье. Ведь он всего этого лишится. И мало того, даже при обретении долгожданного кумира его душа не найдет покоя. Потому что она удовлетворяется не тем. Она покоится в ином – в Боге.

И этот путь в небеса либо в ад уже начался для каждого из нас, дорогие братья и сестры. Мы УЖЕ находимся на пути либо вверх, либо вниз. Нужно только остановиться, подумать и осмотреться.

В конце концов, это выбор каждого из нас.

Иерей Андрей Чиженко
Источник: http://pravlife.org/content/vselenskaya-mysl-prepodobnogo-ioanna-lestvichnika-zhizn-eto-libo-shag-vverh-libo-shag-vniz