Святые мученики Гурий, Самон и Авив почитаются как покровители замужних женщин

О том, что начинается Рождественский пост, который моя бабушка всегда  называла на украинский манер Пилиповкой, я всякий раз неизменно  узнавала по одному и тому же признаку. Если мне доводилось накануне бывать у нее в гостях, то она обязательно приобщала меня, тогда еще небольшую девочку, к одному торжественному обычаю, который я для себя впоследствии назвала «сменой облачений» для икон. Заключался он в том, что с образов, висевших в доме, снимались повседневные рушники и одевались постовые. На каждый пост и на каждый двунадесятый праздник у моей бабули были заготовлены разные рушники. Филипповские (из грубого серого полотна) были расшиты скромным темно-зеленым орнаментом, напоминавшим елочки. Среди многочисленных икон и бумажных иконочек находился один образ старого письма с потертыми ликами, каким-то чудом сохранившийся еще с довоенных времен. Он и стал однажды предметом моего любопытства.

Взобравшись как-то на табуретку во время очередной смены рушников, я тщетно пыталась прочесть  имена святых, которые были  написаны не совсем знакомым мне шрифтом. За этим занятием и застала меня бабушка. Тогда-то от нее я впервые и услыхала о трех святых мучениках Гурие, Самоне и Авиве – покровителях семьи и замужних женщин. Имена, конечно же, я не запомнила, да и, понятное дело, вопросы семьи и брака на тот момент меня никак не могли волновать. О том, почему моя бабуля испытывала особенное благоговейное почитание к этим трем святым, я догадалась уже значительно позже. Прожить более чем полвека в браке с человеком, который имел такой суровый, жесткий и бескомпромиссный характер, как у моего деда, было нелегко. Вообще-то моя бабушка всегда удивляла меня своей искренней и неподдельной верой. Молясь перед образами, она общалась с Богородицей и святыми как с живыми людьми. Однажды я услышала, как она сетовала и сокрушалась, обращаясь к святому Иоанну-воину, о своем покойном сыне Иване, непослушание которого привело того к трагической смерти еще в отрочестве. В другой раз я стала свидетелем бабушкиных молитв и обращений к святым Гурию, Самону и Авиву. Она просила у мучеников помочь деду избавиться от гневливости и раздражения, чтобы «до самой смерти сохранить мирное и доброе супружество».

Многим православным христианам в роли покровителей семьи и счастливого брака более всего известны святые семейные пары: родители Пресвятой Богородицы – святые Иоаким и Анна, святые мученики Адриан и Наталия, святые Петр и Феврония Муромские. Почитание же (особенно замужними женщинами) святых мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива связано с чудесной историей спасения одной несчастной жены, претерпевшей множество издевательств и унижений от своего нечестивого супруга, который обманул ее, оказавшись двоеженцем. Святые Гурий, Самон и Авив приняли мученическую кончину в разное время, но в один и тот же день.

Согласно  повествованию святителя Димитрия Ростовского, изложенного в его Минеях, святые Гурий и Самон были благочестивыми мужами, жившими в городе Едессе во времена жестоких гонений, которые воздвигли против христиан императоры-язычники Диоклетиан (284–305) и  Максимиан (305–311). В какой-то момент исповедники, ища уединения от мирской суеты, удалились из города и начали активно проповедовать веру во Христа, отвращая людей от идолопоклонства. Весть об их проповеднической деятельности быстро дошла до городского начальника – воеводы Антонина, который приказал их и других христиан заточить в темницу. Понимая, что Гурий и Самон являются авторитетом для всех верующих, воевода направил всю свою лесть и хитрость против них, уговаривая принести жертву языческим богам. Остальных же христиан, чтобы его почитали милосердным, отпустил. Однако праведники Божии не согласились ни на какие уговоры. Сначала святых исповедников подвергли жестоким истязаниям, а затем, наложив оковы, три месяца держали в заточении в страшных условиях. Когда их вывели на следующий суд, то Гурий вообще не мог  идти. Тогда его отнесли назад в темницу, а Самона, как более крепкого,  подвесили за ногу вниз головой, привязав к другой ноге тяжелый груз. Окончательный приговор был произнесен мученикам 28 ноября. Тайно ночью их вывезли за город и обезглавили. Христиане, узнав об этом, забрали тела святых и предали их земле с почестями.

Спустя некоторое время в этом же городе во времена правления императора Лициния (311–324) жил диакон Авив. Лициний, который в тот период был соправителем Константина Великого, в областях своего подчинения, невзирая на существовавший Миланский эдикт 313 года о веротерпимости,  учредил гонения на христиан. Активная проповедническая  деятельность Авива сильно раздражала градоначальника Едессы Лисания. И он, пользуясь повелением Лициния, приказал разыскать Авива, чтобы предать того смертной казни. Авив, узнав о том, что его ищут, не стал скрываться, а сам явился к военачальнику Феотекну, которому было велено найти праведника. Военачальник, испытывая к Авиву уважение, хотел отпустить того, предлагая ему бежать. Но святой Божий исповедник отверг это предложение, пожелав лучше умереть за Христа. Сначала тело страдальца строгали железными когтями, а затем  осудили на сожжение. Когда огонь погас, мать Авива и христиане, пришедшие с нею на место казни, забрали тело мученика, которое оказалось неповрежденным от огня, и погребли при гробе святых  Гурия и Самона. По прекращении гонений благочестивые верующие соорудили на этом месте церковь во имя трех мучеников Гурия, Самона и Авива, а их святые мощи положили в одну гробницу, у которой сразу же стали происходить чудеса исцеления.

Но более всего святые прославились после удивительного происшествия, связанного с жительницей этого же города Евфимией. Евфимия была дочерью благочестивой вдовы Софии. Обладая необыкновенною красотою, она проводила все время в доме своей матери, научаясь добрым нравам и страху Божию. Но случилось так, что однажды ее заметил один воин-гот, прибывший с войском для защиты города от неприятеля. Пораженный красотою Евфимии,  он воспылал к ней страстью и стал умолять вдову отдать за него замуж свою дочь. София сначала сопротивлялась, но, взяв с воина клятву у гроба святых страстотерпцев о том, что тот не женат и что он будет любить и уважать ее дочь и никогда не причинит ей никакого вреда, она отдала ее ему в жены. А в скором времени  и вовсе отпустила беременную Евфимию вместе с готом к нему на родину, где у нечестивого обманщика уже была семья. Там Евфимия стала рабой его жены, которая постоянно издевалась над ней. Когда у Евфимии родился ребенок, жена гота, подозревая, что это чадо от ее мужа, отравила младенца. Несчастная Евфимия не знала об этом, но, готовя дитя к погребению и заметив у него на губах пену, заподозрила неладное. Она взяла  кусок шерсти и отерла ею уста ребенка, а потом незаметно спрятала этот кусок. Через несколько дней Евфимия прислуживала за обедом гостям.  Желая проверить, умер ли  ее сын насильственной смертью и причастна ли жена гота к этому, она, перед тем как подать той чашу, выжала в нее содержимое клочка шерсти, смоченного в питье. Как оказалось, на шерсти действительно был  яд, потому что госпожа умерла внезапно той же ночью.

Спустя некоторое время родственники жены гота устроили самосуд над Евфимией. Ее положили живой в гроб к госпоже, тело которой уже начало разлагаться. Находясь в таком ужасающем состоянии, бедная женщина взмолилась к Богу и святым мученикам Гурию, Самону и Авиву, умоляя их о помощи и спасении. Три страстотерпца, окруженные сиянием, явились ей, ободряя и обещая помощь. Евфимия заснула.  Пробудилась она уже в церкви  родного города Едессы при раке святых. Выслушав рассказ Евфимии, пресвитер и присутствовавшие в храме верующие ужаснулись, «дивясь великой силе Божией». В скором времени Господь наказал лживого гота. По делам службы он опять прибыл в Едессу и посетил мать Евфимии. Ничего не зная о том, что произошло в городе и какое чудо совершил Бог через святых, он стал рассказывать Софии, как хорошо живется Евфимии с ним на его родине. Но когда правда обнаружилась, клятвопреступника судили за его злодеяния и по приказу военачальника отрубили голову.                                 

Благодаря этому чуду святые мученики Гурий, Самон и Авив стали считаться покровителями брака и замужних женщин. К ним обращаются за помощью во время семейных неурядиц, молятся о любви и взаимопонимании между супругами, о прекращении вражды и раздоров в семье. Об этом же всегда в трудную минуту после ссор и размолвок со своим супругом молилась и моя бабушка.

Валентина Новикова
Источник: http://pravlife.org/content/pochemu-svyatye-mucheniki-guriy-samon-i-aviv-pochitayutsya-kak-pokroviteli-zamuzhnih