Смирение как драгоценный камень в жемчужном ожерелье православных праздников

Сентябрь и октябрь украшены православными праздниками, словно россыпью алмазной, будто жемчужным сияющим ожерельем.

Божья сила проникает в человека в самую сердцевину – до разделения составов и членов, как лезвие обоюдоострого меча. И порой это очень тяжело вынести, потому что нет больше самообманов и иллюзий, скрытого фарисейства, вуалирующего твои страсти и грешки, оправдывающего пороки. И ты в этом внутрисердечном Святое святых один на один с Богом, Который тебя зовет за Собой. И именно здесь начинается трудный и порой тяжелейший выбор. Выкажешь ли ты смирение, не формальное, но истинное? Отречешься ли ты от себя, от гордыни своей, от привязанности к порокам, удовлетворяемым через плотяное, через материю, и пойдешь ли за Христом? Выйдешь ли за Ним из Своего уютного домика, к которому прирос в космическую ледяную ночь, где в глубине светится огонек Божьей свечи, ведущий тебя за собой? Спасительная и трудная дорога, начинающаяся со смирения, в сердцевине которого отрыв от любви к самому себе и несение себя же, как Исаака, на плечах «веры-Авраама» в жертву Богу. Потому что жертва эта сокрушенная Всевышним и тобой самим твоя душа, очищенная и готовая для путешествия в небо.

Смирение  как фундамент спасения.

Вот чему нас учат эти алмазные россыпи сентябрьских и октябрьских праздников.

Рождество Пресвятой Богородицы. Начало нашего спасения. Рождение нашей Госпожи Надежды. Ей святой Архангел Гавриил принес, кажется, наиневероятнейшую весть в мире: Дева зачнет без мужа, родит Бога и при этом останется Девой. Святой пророк Захария не смог поверить в гораздо более возможную историю с зачатием святого Иоанна Предтечи. И за это был наказан немотой, пока не подтвердил верой Божий глагол, написав на дощечке: «Иоанн имя ему». Умнейший и образованнейший толковник своего времени святой Симеон Богоприимец не смог поверить в Деву и занес скребок, чтобы исправить на папирусе слово «Дева» на слово «жена».  И за это был наказан долгожительством, пока воочию своими глазами и руками не убедился в правоте Божьего глагола.

А Она поверила! Сразу и безоговорочно, сказав «Се Раба Господня. Да будет Мне по слову Твоему». И подклонила Свое сердце под волю Божью. Вот образчик подлинного смирения!

И, конечно, Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня, где сам Бог показывает нам образец подлинного смирения и того, что жизнь человека – это крест, это путь к Голгофе, к личному распятию, на котором мы должны распять свои страсти, свои похоти, свои грехи, главный из них – гордыню. И этот змий должен быть распят, пригвожден к древу и вознесен над землей – над сердечной землей каждого из нас. Чтобы в этой смерти греха (такой мучительной и болезненной для каждого из нас!) родилась жизнь духа и состоялось воскресение его. Без этой смерти, без этого распятия невозможно и воскресение. Голгофа всегда предваряет Воскресение и в прямом и в переносном смысле. И в этом также открывается глубина истинного смирения!
А какой пример смирения нам подает святой Архистратиг Михаил, чье даже имя переводится с еврейского языка как гимн славословия Богу: «Никто не равен Богу» или «Кто как Бог?» Святой апостол Иуда в Соборном Послании повествует о том, что во время спора Михаила и сатаны святой Архангел не смог произвести над диаволом укоризненного суда, сказав только: «Да запретит тебе Господь». Т. е. одно из самых чистых и святых существ во Вселенной не смогло осудить самого мерзкого и великого грешника по своему огромному смирению и величайшей любви. Но только Архангел обратился к Богу, чтобы Он запретил сатане возводить хулу. Вот чем был силен Архистратиг Михаил! Не силой современных супергероев боевиков, не собственной силой. Нет. Но своим смирением, подчинением Богу и исполнением воли Его. И это для нас также пример подлинного смирения.

8 и 9 октября по новому стилю мы праздновали дни памяти преподобного Сергия Радонежского и святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. На примере жития преподобного Сергия показано, как глубочайший пример личного смирения одного человека становится огромной частью духовной победы целого народа. Я бы даже сказал духовного воскресения. Господь видит потенциал восточных славян. Ведь если этот народ способен из своих недр исторгать таких преподобных, как Сергий, святителей, как Алексий, и благоверных князей, как Димитрий, значит народ этот находится на верном пути к Богу и достоин процветания, благоденствия и непрерывного развития во времени.

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов… Пример того, как смирение недалече стоит от любви. Вернее, любовь вырастает из смирения. И без подлинного смирения она невозможна. Потому что смирение – начало любви. И это подтверждает троичное богословие Православной Церкви. Предвечный Совет Святой Троицы. Апофеоз любви. Без кенозиса, без смирения Сына Божия, без согласия предвечного Логоса на воплощение в человеческую природу для спасения людей, без готовности Господа нашего Иисуса Христа взойти на Крест во имя вселенской любви не было бы сотворения мира. Не существовал бы каждый из нас. И в этом согласии и готовности Божества пострадать за свое творение, принести Себя в жертву за грехи Своего творения есть акт величайшей любви и величайшего смирения, которые созерцал тайновидец святой апостол и евангелист Иоанн Богослов и которое исторгалось из его уст, из его сердца, как из переполненной чаши, почти непрерывным потоком слов: «Дети, любите друг друга!»

И, наконец, Покров Пресвятой Богородицы. Когда смирился целый народ столицы Византии Константинополя. Когда многотысячный город встал на колени и был пощажен. И Дева Мария распростерла над ним Свой покров и защитила Его.

Спасение начинается со смирения – смирения одной души, смирения целого народа. Ведь сила Бога в нашей немощи совершается. Ведь вся наша правда человеческая заключается в том, чтобы научиться чувствовать себя детьми слабыми, беззащитными и немощными, детьми, нуждающимися в папе – в Отце, Который их защитит, Который говорит о том, что именно из малых сих состоит Царствие Небесное. Умаление пред Богом и людьми и есть путь к истинному смирению. И истинному спасению.

Иерей Андрей Чиженко