Страшно жить без праздника, или Пара ласковых о Хеллоуине

Город вновь охвачен предпраздничной суетой. На этот раз народ предвкушает страшный и загадочный Хеллоуин.

Собственно, с предвкушения и хочется начать. Однажды первого января мною был, каюсь, подслушан разговор. Очень дорого одетая женщина апатичным голосом твердила собеседнику: «Правду же говорят, что приготовление к празднику приносит больше радости, чем сам праздник. Да… А иначе – чем жить?»

Действительно, если веры в Бога нет, а в конце тебя просто не станет, то как и зачем жить? Уныние от бессмысленности собственного существования миллионы наших и не только наших сограждан пытаются подавить жизненной суетой. Лучше всего забыться помогает шумное веселье. И тут уже большой роли не играет, какой именно будет праздник: Новый год, Пасха или Хеллоуин. Лишь бы было весело и побольше колоритного антуража. Об этом более двух с половиной тысяч лет тому назад писал еще пророк Исаия: «Будем есть и пить, ибо завтра умрем» (Ис. 22:13, 1 Кор. 15:32). Жизнь коротка, бери от нее, как говорится, по максимуму.

Хеллоуин в этом смысле – находка. Это же такой вихрь впечатлений: выбор костюма, планирование, созвоны, переписка в группах Viber. Потом, собственно, веселье, множество фотографий. Впоследствии снимки будут выложены в Facebook, и еще долго можно будет собирать лайки, отвечать на комментарии, а также рассматривать фотографии друзей и тоже ставить им лайки и писать комментарии. А там уже, глядишь, и до католического Рождества недалеко, потом еще чуть-чуть – и Новый год, наше Рождество, затем день святого Валентина, 8 Марта и так далее. Летом праздников существенно меньше, но на спасение придут отпуск, вылазки на природу и просто селфи в неконтролируемых количествах на фоне всех возможных цветочков и кустиков. При правильном подходе очень недурственно можно скоротать весь год. Смысла в прожитом будет немного, зато фотографий в Instagram и эмоций – выше крыши. И что самое главное – совершенно не было времени подумать, а зачем я, собственно, живу? Человеку очень страшно выпасть из этой беготни. Потеряв работу или заболев какой-то серьезной болезнью, люди, как правило, впадают в глубокое уныние. И, как мне кажется, основной его причиной становится не сам факт очередного жизненного фиаско, а то, что у человека появляется существенно больше свободного времени, с которым он не знает, что делать. А когда есть время и меньше забот, то тогда невольно больше думается. Конечно, на помощь могут прийти компьютерные игры и телевизор, но червячок все равно будет подтачивать. Тем более в масштабных увеселительных мероприятиях он уже вряд ли будет участвовать с той же частотой либо по болезни, либо по элементарному отсутствию средств. В большинстве случаев человек панически отталкивает дарованную ему возможность рефлексии и переосмысления своей жизни и изо всех сил стремится обратно в эту мишурную праздничность. Оно, с одной стороны, и понятно: жить в выдуманной реальности гораздо легче. Вот только счастья это не приносит. Да, эмоций будет много, особенно если усилить эффект алкоголем, но хорошее настроение, полученное таким образом – это всего лишь физиология, возбуждение и торможение. Разве это в состоянии наполнить нашу жизнь хоть каким-либо смыслом?

Пытаясь донести до людей недопустимость для крещеного православного человека принимать участие в праздновании Хеллоуина, мы заранее терпим поражение, т. к. углы зрения у нас разные. Мы, т. е. противники оного, пытаемся объяснить изначальный смысл этого праздника и показать его несовместимость со здоровым духовным состоянием человека. Наши же оппоненты просто хотят веселиться, не вкладывая в это никакого смысла вообще. По их мнению, мы слишком все усложняем. На самом же деле нам просто есть с чем сравнивать, т. к. мы уже имели опыт чего-то большего. Разве можно сравнить танцы в ночном клубе или продолжительные посиделки, сопровождающиеся хохотом до полного опустошения, со светлой радостью Пасхальной ночи? Кто хоть раз это испытал, тот понимает, что это нечто совершенно иное, не из этого мира. В нем нет никакого надрыва, оно цельное, сильное и настоящее. Попытки объяснить это встречают, как правило, полное непонимание. «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2:14). По толкованию свт. Феофана Затворника «‟душевный человек” – это тот, кто познать все хочет своим умом, и то только признает истинным, что ему кажется таковым… – кто целию жизни поставляет покой и счастие земные и все обращает в средство к тому, – кто так привык к осязаемому и чувствуемому, что невидимое и духовное не считает и существующим».

Вот так и получается, что в то время как вас коробит от одного вида хеллоуинского реквизита, многим другим это кажется забавным и хочется примерить на себя. Не потому, что они такие циничные, а потому, что они, к сожалению, не думают. Наши современники и мы вместе с ними гораздо чаще руководствуемся эмоциями, нежели разумом, а страх – очень сильная эмоция. Он делает этот «праздник» действительно особенным. Душа трепещет от прикосновения к инфернальной реальности, но многим это нравится. Природы этого волнения они не понимают, а жить скучно, поэтому нужно себя постоянно чем-то подстегивать. Почему не этим? Но, как и любое другое чувство, при частом «использовании» страх притупляется, и в каждый последующий раз нужен все более сильный раздражитель. Происходит это постепенно, поэтому динамику заметить очень сложно. Это будто долго не был в каком-то городе, а потом ходишь и удивляешься переменам. В то же время для местных все изменения происходили постепенно и естественно, поэтому никакого прогресса за последние n лет они особо и не видят. Так и с Хеллоуином. Человек, изображающий из себя мертвеца, уже мало кого пугает. И это очень тревожный симптом. Объясню на примере. Праздник этот к нам пришел из англо-саксонского мира и там соответственно празднуется гораздо дольше, чем в нашей стране. Лично знаю людей, которые с ребенком на Хеллоуин пошли на детский аттракцион в Канаде. Данное мероприятие позиционировалось как интересное в первую очередь для малышей. Среди экспонатов были полуразложившийся труп Белоснежки и повесившаяся на собственных волосах Рапунцель. Ребенок был в глубоком шоке. Равно как и родители (кстати, весьма далекие от православного мировоззрения). Местные же дети хохотали от удовольствия. Уверена, что если бы наша пара сообщила бы их родителям о своем потрясении, то они тоже абсолютно искренне удивились бы и пожали плечами: «А что тут такого? Это же весело». И у меня, к сожалению, нет иллюзий, что появление подобных экспозиций и у нас – всего лишь вопрос времени. И те же самые люди, которых от одной мысли о подобном сейчас коробит, лет через пять-десять будут с удовольствием водить туда детей. Происходит какая-то чудовищная подмена смыслов. Когда человек от тоски своего бытия вне Бога ищет утешения во всем что угодно, кроме Бога. Вплоть до абсолютно противоположного Ему. Выбирает вместо прекрасного безобразное. Называет кощунственный разгул днем всех святых…

Напрямую повлиять на это, конечно, не в наших силах, но мы можем, например, хотя бы проявить стойкость и не участвовать в корпоративных мероприятиях по этому поводу. Если мы будем показывать наше отношению к этому «празднику» не враждебно, но категорично, может быть, это заронит сомнения в души наших близких. Еще хорошо бы в эти дни стараться избегать публичных мест с демоническими декорациями и усилить молитву. Потому что есть риск (и он высок), что Содому и Гоморре отраднее будет в день Суда (Мф. 10:15). Ведь наличие в наших городах такого числа святых монастырей и храмов, чудотворных мощей и икон для многих из нас будет, увы, лишь отягчающим обстоятельством.

Екатерина Выхованец